vita_colorata (vita_colorata) wrote,
vita_colorata
vita_colorata

Category:

Фонари Петербурга.

" Но и кроме фонаря, все дышит обманом. Он лжет во всякое время, этот Невский проспект, но более всего тогда, когда ночь сгущенною массою наляжет на него и отделит белые и палевые стены домов, когда весь город превратится в гром и блеск, мириады карет валятся с мостов, форейторы кричат и прыгают на лошадях и когда сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать все не в настоящем виде."
Николай Гоголь. "Невский проспект".

Гоголь,-  любитель фантасмагорий, сумевший показать иллюзорность реального мира, главные его герои , Хлестаков и Чичиков, - то ли люди, то ли бесы, явившиеся искушать других людей. Ему ли не видеть двойственность нашего города, с его мистическим двойным дном, что начинает проступать в сумерках, когда город неожиданно преображается и становится совсем иным от того, что зажигаются фонари. Их неверный свет, а во времена Гоголя он был совсем неверным, скорее не освещает, а создает иную реальность. В ней возможно все. В колышущихся тенях от качающихся фонарей убегают похитители Шинели,  нос можно принять за человека, женщину счесть красавицей, собачку говорящей. В то время, когда ангелы пьют смирно чай у райских самоваров, бесы кружатся в питерском ветре и снегу, мелькая в свете от фонарей.

Есть в этом памятнике Гоголю удачное  - зябкая поза писателя, который словно обернулся на промозглом петербургском ветру, будто опасаясь шагов сзади.

Но для людей с фантазией, это время суток, когда зажигаются фонари, провоцирует творческое воображение, ведь, когда видно не отчетливо, то чего только не привидится.
Интересно почитать по этому поводу в воспоминаниях художника Добужинского, который пишет о "поэзии" петербургской ночи и описывает время, когда в городе были еще разные фонари.

"С нашего моста вечером ... открывалось чудесное зрелище: по всем набережным Невы тянулись бесконечные ровные цепочки фонарей, и вдали их огоньки сливались в одну тонкую нить, которая всегда дрожала и переливалась, и когда было тихо на Неве,о  каждого фонаря в воду опускалась острая и длинная игла.
   Зрелище это меня и притягивало, и веселило, и наполняло каким-то смутным чувством, - я не понимал, конечно, еще всей грусти и таинственности - словом, поэзии - этой петербургской ночной красоты.
   Посреди этих живых золотых нитей и бус сиял белым и неподвижным светом ряд фонарей возле дворцов - это было первое электричество в Петербурге. Но еще всюду горели газовые фонари, и живое их пламя то приседало от ветра, то опять разгоралось ( по вечерам по улице бегал фонарщик с лесенкой и взбирался на каждый фонарь его зажигать своим фитилем.)
    Но вскоре засветились впервые на нашем Литейном мосту лампы Яблочкова ( отец однажды принес и показал эту странную двойную свечу) , а затем зажглось электричество и на Невском проспекте ( мой дядя с восторгом принес нам новость:" Теперь на Невском можно читать газету") Дуговые фонари шипели, гудели и иногда роняли красную искру, и молочно-розовый их свет, искрившийся на снегу, мне казался совершенно волшебным"

Подобную смену взгляда на город мы переживали в  90е, когда постепенно появлялась подсветка фасадов. И что-то знакомое днем вдруг совершенно преображалось ночью.

Какими были раньше фонари можно увидеть отправившись в Пески на Одесскую улицу, где установлен памятник фонарщику и старые петербургские фонари.

Памятник здесь неслучайно, в ряде столичных газет  в 1873 году было сделано чрезвычайное сообщение о том, что «11 июля по Одесской улице, на Песках будут показаны публике опыты электрического освещения улицы». Именно на Одесской улице Александр Николаевич  Лодыгин собирался продемонстировать свою новую лампочку.
Лодыгин был талантливым инженером, он даже занимался летательными аппаратами.
В1872 году Лодыгин подал заявку на изобретение лампы накаливания, а в 1874 — получил патент на своё изобретение. Лодыгин запатентовал своё изобретение во многих странах: Австро-Венгрии, Испании, Португалии, Италии, Бельгии, Франции, Великобритании, Швеции, Саксонии и даже в Индии и Австралии. Он основал компанию «Русское товарищество электрического освещения Лодыгин и К°». В 1874 году Петербургская Академия наук присудила А.Н.Лодыгину Ломоносовскую премию за изобретение угольной лампы накаливания. Однако не получив поддержки ни от правительства, ни от городских властей, Лодыгин не смог наладить массовое производство и широко применить их для освещения улиц.После революции он с семьей, чтобы не умереть от голода уехал в Соединенные Штаты Америки.

На тихой и ничем не привлекательной Одесской улице собралась толпа. Кое-кто из пришедших захватил с собой газеты. Вначале эти люди подходили к керосиновой лампе, а потом к электрической и сравнивали расстояние, на котором можно было читать.
Вспоминая об этом событии, один из его очевидцев писал: «.. . не помню, из каких источников, вероятно из газет, узнал, что в такой-то день, в такой-то час, где-то на Песках, будут показаны публике опыты электрического освещения лампами Лодыгина. Я страстно желал увидеть этот новый электрический свет... Вместе с нами шло много народу с той же целью. Скоро из темноты мы попали в какую-то улицу с ярким освещением. В двух уличных фонарях керосиновые лампы были заменены лампами накаливания, изливавшими яркий белый свет».


Освещение в России на улицах впервые появилось в Петербурге. Это событие датировано 23 ноября 1706 года. Фонари были повешены на очень многих фасадах домов главных четырёх улиц города в честь празднования победы русских войск над шведами под Калишем. С того момента любой большой праздник сопровождался зажжёнными уличными фонарями. И пускай фонари уличного освещения вывешивали от случая к случаю, именно они и стали первоосновой уличного освещения Петербурга и России в целом. В 1718 царь Петр I издал Указ об «освещении улиц города Санктпитербурха» (указ об освещении первопрестольной был подписан императрицей Анной Иоанновной лишь в 1730 году). Что касается первого масляного уличного фонаря, то его проект был разработан архитектором Жаном Батистом Леблоном, которого заслуженно считали «искусным техником многоразличных художеств, пользующимся большим значением во Франции».

Первые четыре уличных фонаря, изготовленные на Ямбургском стекольном заводе, красовались на набережной Невы возле Петровского Зимнего дворца. Их установили ещё осенью 1720 года. На деревянных столбах с белыми и голубыми полосками крепились на металлических прутьях застекленные светильники. Горело в них конопляное масло.


Один из самых старых фонарей, сохранившихся в действующем виде, находится во внутреннем дворе Эрмитажа. Есть легенда, что фрейлины императрицы, гуляя по внутреннему двору, загадывали желания обходя несколько раз вокруг фонаря. И есть слухи, что раз в году Пиотровский его зажигает в разгар белых ночей.
Фонарь во дворе Эрмитажа на тросах поднимают, скорее, по традиции. Газовую горелку заменили на лампу еще 125 лет назад, как только рядом с Зимним заработала первая электроподстанция.
Обойти его вам не удастся, но увидеть можно, если оторваться от шедевров итальянской живописи и выглянуть в окно.

Выходя из музея, вы теперь заметите дизайн фонарей перед входом в Эрмитаж.

Стараниями генерал-полицмейстера Антона Дивиера в 1723 году появились  595 фонарей, горящих на самых именитых улицах города. Понадобилось аж 64 фонарщика на обслуживание этого хозяйства уличных фонарей. Зажигали и тушили фонари по научному подходу – ориентировались на «таблицы о темных часах», которые составляли в Академии, поэтому фонари горели только с августа по апрель.

«Для сего имеется по улицам деревянные голубою и белою краской выкрашенные столбы, из коих каждый на железном пруте поддерживает шарообразный фонарь, спускаемый на блоке для чищения и наливания масла...»— это краткое описание фонарей уличного освещения от известного историка Петербурга И.Г.Георги.


Петербург может похвастаться фактом, что он был первым городом в России и одним из немногих в Европе, где всего через двадцать лет после основания появилось регулярное освещение улиц. 130 лет – вот рекорд горения масляных фонарей, именно столько они освещали улицы городов. Но и толка от них было немного – светили слабо, да и постоянно норовили забрызгать прохожих горячими каплями масла. «Далее, ради Бога, далее от фонаря!» — читаем мы в повести Гоголя Невский проспект, — «и скорее, сколько можно скорее проходите мимо. Это счастье ещё, если отделаетесь тем, что он зальет щегольский сюртук ваш вонючим маслом».

К тому же освещение улиц Петербурга было прибыльным делом, и купцы охотно им занимались. К этому их подталкивала премия, которую они получали за каждый горящий уличный фонарь. В 1794 году город насчитывал 3400 фонарей, что было гораздо большим показателем, нежели в любом европейском городе. Ещё один факт – уличные фонари Петербурга по праву носили статус самых красивых в мире. Это дело рук таких мастеров, как Растрелли, Фельтен и Монферран.

Освещение было не безупречно. Во все времена были нарекания на качество освещения улиц. Светят фонари тускло, иногда вообще не горят, гасят их раньше времени. Бытовало даже мнение о том, что фонарщики экономят себе масло на кашу.

На протяжении десятилетий в фонарях жгли масло. Многие предприниматели понимали прибыльность освещения уличными фонарями и при этом искали новые способы получения дохода. С середины XVIII века в фонарях стали использовать керосин. А уже в 1770 году создана первая фонарная команда из 100 человек (рекрутов), в 1808 году ее причислили к полиции. В 1819 году на Аптекарском острове появились газовые фонари, в 1835 году создано «Общество освещения газом Санкт-Петербурга». В 1849 году появились спиртовые фонари. Город был поделен между различными компаниями. Конечно, было бы разумно, например, повсеместно заменить керосиновое освещение газовым. Но нефтяным компаниям это было не выгодно, и окраины города продолжали освещаться керосином, так как властям было не выгодно тратить большие деньги на газ. Но ещё долго по вечерам на городских улицах маячили фонарщики с лесенками за плечами, торопливо перебегавшие от фонаря к фонарю.

Очень много изданий выпустило учебники по арифметике, где приводилась задача: «Фонарщик зажигает фонари на городской улице, перебегая от одной панели к другой. Длина улицы — верста триста сажен, ширина — двадцать сажен, Расстояние между соседними фонарями — сорок сажен, скорость фонарщика — двадцать сажен в минуту. Спрашивается, за сколько времени он выполнит свою работу?»(Ответ: 64 фонаря, расположенные на этой улице, фонарщик зажжет за 88 минут).

В 1879 году на новом Литейном мосту зажглись 12 электрических фонарей.Это было как раз событие, описанное Добужинским. «Свечи» П.Н.Яблочкова были установлены на светильниках, изготовленных по проекту архитектора Ц.А.Кавоса. «Русский свет», так окрестили электрические фонари, произвел в Европе фурор. Позднее эти ставшие легендарными фонари перенесли на нынешнюю площадь Островского. В 1880 первые электрические светильники засияли в Москве. Так, при помощи дуговых ламп в 1883 году в день Священного коронования Александра III была освещена площадь вокруг храма Христа Спасителя.
В том же году начала работу электростанция на р. Мойке у Полицейского моста (фирма «Сименс и Гальске») , а 30 декабря 32 электрических фонаря осветили Невский проспект от Большой Морской улицы до Фонтанки. Через год электрическое освещение появилось и на соседних улицах. В 1886-99 для нужд освещения работало уже 4 электростанции (общество «Гелиос», завод Бельгийского общества и др.) и горело 213 подобных светильников. К началу ХХ в. в Санкт-Петербурге было около 200 электростанций. В 1910-х гг. появились лампочки с металлической нитью (с 1909 — вольфрамовые лампы). Накануне Первой мировой войны в Петербурге насчитывалось 13 950 уличных фонарей (3020 электрических, 2505 керосиновых, 8425 газовых). К 1918 году улицы освещали только электрические фонари. А в 1920 году и эти немногочисленные погасли.

Улицы Петрограда погрузились во мрак на целых два года, и их освещение было восстановлено только в 1922 году.
Подсветка, появившаяся в 90е, сделала ночной город еще светлее, теперь я даже не могу вспомнить, как он выглядел во времена моего детства.
Многие фонари Петербурга хорошо известны и стали его фирменным знаком. Многие интересны по дизайну. Какие-то украшают архитектурные постройки, кроме функциональной цели, они обогащают виды Петербурга как малые архитектурные формы своей графикой.


Еще виды петербургских фонарей в завтрашнем посте.

Tags: Архитектура, История вещей, Питер
Subscribe

  • (no subject)

    День города опять прошел с плохой погодой. Были только на книжном салоне и выставке ретроавтомобилей рядом. Выставку сильно скрасили…

  • (no subject)

    Живопись в переулке Радищева

  • (no subject)

    Будка "холодного" сапожника на улице Маяковского.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • (no subject)

    День города опять прошел с плохой погодой. Были только на книжном салоне и выставке ретроавтомобилей рядом. Выставку сильно скрасили…

  • (no subject)

    Живопись в переулке Радищева

  • (no subject)

    Будка "холодного" сапожника на улице Маяковского.